Erazmys (erazmys) wrote,
Erazmys
erazmys

К вопросу о военно-стратегических основаниях феноменальных успехов монголов

Оригинал взят у jim_garrison в К вопросу о военно-стратегических основаниях феноменальных успехов монголов
MongolEmpiremap

Тогда Чингис-хан ответил:
"Вы (все) нехорошо сказали. Наслаждение и блаженство
человека состоит в том, чтобы подавить возмутившегося
и победить врага, вырвать его из корня, взять то, что
он имеет (самого дорогого), заставить вопить служителей
их, заставить течь слезы по лицу и носу их, сидеть на
их приятно идущих жирных меринах, любоваться розовыми
щечками их жен и целовать, и сладкие алые губы - сосать".

"Билик"

Гунны, предшественники.

Люттвак* указывает, что одним из ключевых факторов для становления именно византийской стратегии было столкновение византийцев с гуннами и сопутствующий шок. Собственно, было от чего. Гунны обладали превосходством в двух важнейших факторах над любым противником.

На тактическом уровне гуннам давало полное преимущество сочетание составного лука и легкости степной конницы. Сохраняя на расстоянии 150 м убойную силу, а на дистанции до 60 м пробивая доспехи, этот лук позволял безнаказанно расстреливать любого противника, а легкость конницы позволяла уклониться от столкновения с любым противником. В конце концов противник не выдерживал постоянного эффективного обстрела и терпел поражение, которое конница гуннов обращала в разгром. Единственными слабыми местами гуннов были зависимость от погоды, в дождь луки подводили, и отсутствие почти до самого конца существования гуннского государства осадной техники, позволяющей брать штурмом города и крепости.

Два этих недостатка нивелировались на оперативном уровне**. Соединения гуннской конницы обладали гораздо более высокой подвижностью, чем все противники на европейском ТВД. Византийские соединения с обозами на волах могли пройти не более 15 миль (24 км) в сутки по ровной местности и по хорошим дорогам. За счет распределения и без того небольшой поклажи между большим количеством лошадей гунны могли "делать переходы в тридцать, сорок, а то и пятьдесят миль в день в течение нескольких суток подряд". Соответственно, гуннские армии перемещались чуть ли не со скоростью конных разъездов противника и в два и более раза быстрее, чем армии противника. Последствия огромны, гунны практически всегда владели инициативой, обладали возможность уклониться от сражения в невыгодных условиях, могли громить противника по частям и захватывать города внезапным ударом.

Сочетание столь большого превосходства на этих уровнях оставляло противнику мало шансов. После нескольких сражений с гуннами византийцы сочли за благо просто откупаться. Отказаться от выплаты дани и накликать вторжение означало и разорение, и разгром, и все равно выплату дани с выкупом пленных, а потеря армии ставила вопрос о самом существовании государства, ибо рядом находилась враждебная Персидская империя, от которой откупиться было невозможно.

Монголы.


Надо понимать, что как минимум часть данных по гуннам - это на самом деле данные по монголам. Так, в отсутствие четких описаний и изображений лука гуннов, о котором известно только то, что он был очень мощным, Люттвак привлекает данные по другим степнякам, монголам. Монголами же он иллюстрирует и навыки верховой езды степняков и гуннов в том числе. То есть ровно те же тактические и оперативные преимущества были и у монголов. У Храпачевского*** есть подтверждения этого для монгольской армии; есть свидетельства и по лукам и по оперативной подвижности монголов.
Конечно, есть и серьезные отличия. На тактическом уровне по сравнению с гуннами довольно быстро монголы начали использовать осадную технику. Уже во время второго тангутского похода в 1207 году появляются упоминания, что монголы проломили стену города, который штурмовали. В дальнейшем у монголов происходит качественный рост осадной техники. При завоевании Хорезма проваливается план стратегической обороны Хорезм-шаха Мухаммеда II - измотать монголов в осадах. Монголы берут города. Как отмечает Свечин, в ходе похода на Русь и в Европу монголы в течение 5-7 дней берут города, которые по тамошним представлениям могли пасть только из-за голода.

Однако ключевое отличие монголов от гуннов - на уровне большой стратегии и политики. Гуннов устраивала конфедерация, занимающаяся набегами с целью наживы и вымогательства дани. Монголы же создали жестко централизованную державу с большой постоянной армией и вели последовательные войны с целью ее расширения.

Как пишет Свечин****, большое тактическое превосходство делает войну легким и доходным делом. Принцип "война кормит войну" наиболее полно реализовался именно в азиатской стратегии, у монголов, в частности. "Чем больше продвигался в Азии наступающий, тем больше захватывал он стад и всяких движимых богатств; при низкой обороноспособности (J.G. - а по сравнению с тогдашними монголами она у всех была низкой), потери наступающего от встречаемого отпора были меньше, чем нарастание сил наступающей армии от втягиваемых, кооптируемых ею местных элементов. Военные элементы соседей наполовину уничтожались, а наполовину ставились в ряды наступающего и быстро ассимилировались с создавшимся положением... идея о переносе базирования на области, лежавшие впереди, лишь отрывочно мелькающая в европейской стратегии, являлась основной для Чингис-хана". Естественно, что для территории, которой не посчастливилось превратиться в ТВД монгольского вторжения, все кончалось плачевно. Представим себе, каково было русским деревням, в которых монголы зимой выгребали хлеб, обеспечивая себе тем самым высокую оперативную подвижность в силу меньшей зависимости от обозов, а мужское население угоняли в хашар, обеспечивая сохранение своей живой силы при осаде и штурме городов.

Совокупностью этих факторов и обеспечивалось феноменальные военные успехи монголов и расширение их державы. Значение ряда других военных фактор, как например, качества монгольских полководцев, видимо, преувеличено. Да, нужна была большая рутинная работа для планирования и осуществления операций, но при превосходстве по ряду ключевых параметров никаких выдающихся качеств тут не требовалось. На стороне монгольских войск и командования был также банальный опыт. Армии их противников обычно выходили на на столь большую войну первый и последний раз, в то время как у монголов это была далеко не первая операция. Многократно применявшиеся тактические уловки в виде выманивая гарнизонов из крепостей или имитация бегства, и то, и то в целях быстрого разгрома противника - стали рутиной. Способы реализации преимущества были отработаны и применение требовало только дисциплины и четкости. Тоже касается и разведки и охранения.

Итак, в 1206 году Чингисхану удалось объединить Монголию и началась военная экспансия. К моменту, когда смерть Угэдэя вынудила сделать паузу в 1242 году, то есть за 36 лет Монгольская империя достигла Хорватии на Западе и Кореи на Востоке. Фантастическое расширение.

Mongol_Empire_map-2

Потом будет полностью завоеван Китай и Персия, на излете экспансии будут неудачи в Сирии и Японии; будут междуусобные войны и конфликты, империя развалится.

* Люттвак. "Стратегия Византийской империи". Перевод в данном случае неточен, по английски книга называется "The Grand Strategy of the Byzantine Empire", то есть "Большая стратегия..." в традиционном русском переводе.
** В терминологии Люттвака в данной работе почему-то этот уровень называется уровнем стратегии на ТВД, а к оперативному - атаки и маневры силами по ходу сражения.
*** Храпачевский. "Военная держава Чингисхана".
**** Свечин. "Эволюция оперативного искусства".



Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments