Erazmys (erazmys) wrote,
Erazmys
erazmys

Эллисон и Саймс. Рекомендации для Дональда Трампа по улучшению отношений с Россией

Оригинал взят у jim_garrison в Эллисон и Саймс. Рекомендации для Дональда Трампа по улучшению отношений с Россией
Политическая памятная записка для вновь избранного президента.
Степень срочности: высокая.

Два китайских иероглифа, вместе составляющие слово «кризис», можно перевести как «опасность» и «возможность». Россия сегодня не только бросает серьезный вызов вашей администрации, но и дает ей значительные благоприятные возможности.

Россия сегодня это уже не империя зла, которая противостояла США на протяжении нескольких десятилетий в годы холодной войны. Тем не менее, она остается игроком, чьи решения и выборы очень сильно влияют на жизненно важные интересы США по всему спектру общемировых проблем. Прежде всего, Россия это единственная страна в мире, способная стереть Соединенные Штаты с лица земли за 30 минут. Во-вторых, Россия это ключ к предотвращению ядерного терроризма и к нераспространению других видов оружия массового уничтожения и средств их доставки. В-третьих, решения России о том, делиться разведывательной информацией или утаивать ее, очень сильно влияют на возможности по предотвращению терактов против американских граждан и объектов по всему миру. В-четвертых, Россия по площади это самая большая страна в мире, граничащая с Китаем на востоке, с Польшей на западе, и с Соединенными Штатами в Арктике. (Таким образом, в утверждениях о том, что это лишь «региональная держава», упускается из виду то важное обстоятельство, что она примыкает ко всем важным регионам.) В-пятых, научные кадры России из советской эпохи и ее постсоветские достижения делают эту страну одним из мировых лидеров в области науки и техники, особенно в создании самых современных и высокотехнологичных систем вооружений. Такие таланты позволяют ей создавать и использовать мощный кибернетический потенциал, уступающий только американскому, а также производящее глубокое впечатление оружие. Сегодня у американских астронавтов есть один-единственный способ летать на МКС — на российских ракетах. Соучредителем самой передовой цифровой компании в мире Google является уроженец России Сергей Брин. В-шестых, Россия готова воевать: она продемонстрировала свои возможности и готовность применять военную силу для достижения своих целей, аннексировав Крым и поддержав режим Башара аль-Асада в Сирии. В-седьмых, трудно переоценить те трудности, которые способна создать эта страна — от продажи Ирану современных систем вооружений, таких как С-300, до военного альянса с Китаем.

Продолжая движение по сегодняшней траектории, Соединенные Штаты и Россия реально рискуют ввязаться в войну, которая не нужна ни той, ни другой стороне, и будет иметь катастрофические последствия для обеих. Вас избрали для того, чтобы изменить образ действий Вашингтона. И такие изменения больше всего необходимы в отношениях с Москвой. Ведущие средства массовой информации и ученые подвергают резкой критике ваше предвыборное обещание «Америка прежде всего», и мы предлагаем вам напомнить миру ту мантру, с которой и демократические, и республиканские президенты вели холодную войну. В ней утверждается, что основная цель американцев в мире это «сохранить Соединенные Штаты в качестве свободной страны, а также сохранить в целости и сохранности наши основополагающие институты и ценности». Для этого они решили построить новый мировой порядок, направленный на продвижение дела мира, процветания и свободы для всех: для американцев, для их союзников и для других стран — именно в такой последовательности. Хотя многие сегодня считают такую иерархическую последовательность близорукой, эгоистичной и недостойной великой державы, жестокий факт жизни заключается в том, что для выживания и успеха США необходимо применять американскую мощь и влияние ради достижения всех прочих целей в мире. В рамках вашей доктрины «Америка прежде всего» мы призываем вас поставить на первое место самые важные интересы Соединенных Штатов, и на этой основе наладить сотрудничество с Россией по тем вопросам, которые наиболее важны для выживания и благополучия американских граждан.

Чтобы понять траекторию дальнейшего движения, полезно проанализировать вкратце, как Америка дошла до нынешней тупиковой ситуации. Как это ни парадоксально, сегодня, когда мы отмечаем 25-ю годовщину распада Советского Союза, произошедшего в Рождество в 1991 году, российско-американские отношения находятся в самом худшем состоянии со времен пика холодной войны. Все три администрации этого периода — Билла Клинтона, Джорджа Буша и Барака Обамы — пришли к власти с намерением улучшать отношения с Москвой. И у каждой на момент завершения срока правления отношения с Россией были хуже, чем на момент начала. Президент Обама начал с «перезагрузки» отношений с Россией, чтобы добиться сотрудничества с Москвой по целому ряду вопросов, в том числе, в деле достижения безъядерного мира. Его срок заканчивается, и в этот момент американские и российские самолеты летают в непосредственной близости друг от друга, наносят удары по целям в Сирии, минимально поддерживая связь и почти не координируя свои действия. А это создает опасность непреднамеренного столкновения, которое может привести к прямому конфликту. Соединенные Штаты развернули силы «повышенной готовности» численностью более одной тысячи человек в трех соседствующих с Россией прибалтийских государствах, а Россия в ответ разместила в Калининградской области современные средства ПВО и ракеты малого радиуса действия в ядерном снаряжении. Впервые с 1980-х годов органы военного планирования с обеих сторон разрабатывают варианты действий, включающие вполне реальное применение ядерного оружия. Такой результат служит мрачным напоминанием о том, что даже самых достойных и благородных устремлений недостаточно. В отрыве от последовательной стратегии и настойчивого практического исполнения такие устремления не только вполне предсказуемо заканчиваются неудачей, но и гасят надежды, а также усиливают подозрения.

Украина и Сирия могут послужить таким же предостережением. Подтолкнув украинцев к восстанию против своего коррумпированного, но демократически избранного президента, администрация Обамы вместе со своими европейскими союзниками продемонстрировала неготовность и нежелание применить военную силу против российской интервенции. Сегодня Украина находится в труднейшем положении, будучи почти несостоятельным государством, и хороших новостей в обозримом будущем ей ждать неоткуда. Сирия стала еще одним кровавым напоминанием о том, что если одна сторона не желает убивать и умирать ради своих целей, то другая сторона, готовая на это, одержит верх. Объявив грандиозную цель «Асад должен уйти», Обама не захотел вводить американские войска для ее достижения, создав вакуум, который заполнил Владимир Путин. Смысл не в том, что администрация Обамы должна была пожертвовать жизнями американцев ради защиты сирийцев. Мы разделяем мнение президента о том, что американские национальные интересы не оправдывают такие материальные расходы и людские потери. Нет, смысл в другом. Чтобы стратегия была успешной, ее цели и средства должны быть взаимно согласованы. А если мы не готовы задействовать достаточные для достижения грандиозных целей средства, в таком случае цели надо менять соответствующим образом.

Чтобы компенсировать неудачи своей политики, Белый дом Обамы выработал две концепции. С одной стороны, он утверждает, что Россия это неудачница, так сказать, «не имеющая уже никакого значения». Она не является больше глобальным игроком, ее сила и власть идут на убыль, в экономике наступает крах, население сокращается, а промышленная база из прошлого века уже не производит то, что хочет покупать мир. С другой стороны, как с некоторым смущением признался один высокопоставленный член администрации, в последние годы, сталкиваясь с трудноразрешимыми международными проблемами, Обама инстинктивно «в первую очередь обвиняет Россию». Вот его собственные слова:

[Путин] должен принять решение: продолжать разрушение экономики своей страны и изоляцию России в погоне за ошибочной целью возродить былую славу советской империи, или признать, что величие России не в том, чтобы нарушать территориальную целостность других стран.

Наиболее четко слова Обамы объяснил Генри Киссинджер. По поводу президентского «или» он сказал, что его истинное значение в том, что Россия должна покаяться, изменить курс и по примеру Германии и Японии согласиться на свое место в однополярном мировом порядке под началом США. По словам Киссинджера, «США не выдвинули никакой концепции, кроме того, что Россия когда-нибудь присоединится к мировому сообществу посредством некоего автоматического обращения в другую веру». Однако он отмечает, что это фантазия. Россия слишком велика, слишком сильна и слишком решительно настроена на защиту своего суверенитета как великой державы, а поэтому не захочет стать просительницей в мировом порядке, где доминируют США. Более того, хотя Советский Союз действительно проиграл в холодной войне, а его границы снова напоминают пределы России времен Екатерины II, Россия не была разгромлена в ходе настоящей «горячей» войны, не была оккупирована, и Соединенные Штаты не могут влиять на нее так, как влияют на те государства, чьи конституции были написаны под диктовку победителя.

У Киссинджера есть альтернатива, с которой мы полностью согласны. Она состоит в поиске путей по включению России в мировой порядок, который будет учитывать минимальные жизненно важные интересы этой страны. Это должно начаться с признания того, что Россия остается великой державой и имеет собственные интересы. И только после этого следует переходить к анализу того, «можно ли примирить ее озабоченности с нашими потребностями». Что крайне важно, при таком подходе к Путину надо будет относиться как к сильному лидеру крупной державы. Это несомненно так и есть, и это признают его сограждане. Это будет также означать, что не должно быть никакого бессмысленного неуважения.

Цель американской политики не в том, чтобы задобрить Россию или угодить Путину. Нет, она заключается в отстаивании жизненно важных национальных интересов США. Во второй президентский срок Обамы мы все увидели, что когда с Россией обращаются как с врагом, она способна оказывать противодействие важным американским целям и устремлениям. Но если ее удастся убедить действовать по-партнерски, в рамках пусть непростых, но устойчивых рабочих отношений, Москва может оказать содействие внешнеполитическим целям США по ряду направлений.

Во-первых, продуктивные отношения между Россией и США крайне важны для недопущения войны, в том числе, войны ядерной. Как обнаружил в годы холодной войны Вашингтон, когда у Советского Союза появился ядерный арсенал сверхдержавы, развитие технологий неизбежно привело две страны к партнерству, и появилась абсолютная необходимость в сотрудничестве во избежание ядерной войны, в которой США и СССР стали бы первыми жертвами. Новые ядерные технологии сделали Америку и Россию по сути дела сиамскими близнецами. Как бы они ни злились друг на друга, какое бы взаимное отвращение ни испытывали, удушение одной страны одновременно станет самоубийством для другой. Этот неприятный, но неизбежный факт служит отправной точкой в таких взаимоотношениях.
Вероятность всеобщей ядерной войны невелика, но она уже не является немыслимой, как это было в момент прихода Обамы в Белый дом. Вашингтону трудно это представить, но российский истэблишмент из сферы национальной безопасности всерьез встревожен американскими действиями и планами по подрыву сил ядерного сдерживания Москвы. Органы военного планирования США знают, что Америка давно уже отказалась от попыток создания потенциала первого удара против России, потому что это недостижимо. Тем не менее, даже серьезные российские эксперты сегодня считают, что поразительные успехи США в военном деле, которые они демонстрируют после операции «Буря в пустыне», это свидетельство целенаправленных усилий по достижению превосходства в стратегическом балансе, чтобы получить рычаги давления на Россию. На самом деле, США при помощи современных средств сбора информации, наблюдения и разведки изменили характер современной войны, и могут теперь нанести точный удар по любому неподвижному объекту на земле и уничтожить его высокоточными неядерными средствами. Американский спецназ способен действовать исключительно инициативно, что продемонстрировала тайная операция в Пакистане по уничтожению Усамы бен Ладена, ночные атаки и удары в Сирии, Ираке и других местах. Достижения в создании противоракетной обороны, использование супермассивов данных в противолодочной борьбе, а также кибернетическое внедрение в российскую систему командования и управления ядерным оружием, о котором говорят русские, заставляют их серьезно беспокоиться. Об этой обеспокоенности говорят уже не только на секретных заседаниях российского совета национальной безопасности. Президент Путин открыто указал на это в своем декабрьском послании: «Хотел бы подчеркнуть, что попытки сломать стратегический паритет крайне опасны и могут привести к глобальной катастрофе. Забывать об этом нельзя ни на одну секунду».

Реагируя на эти опасения, российские органы военного планирования понизили порог применения своего ядерного оружия, органично включив ядерные нападения в иерархию эскалации в ходе так называемой гибридной войны. Более того, они разработали опасную доктрину «эскалационной деэскалации». Например, если Россия проиграет в неядерном конфликте, скажем, на Украине или в Прибалтике, то она осуществит ограниченное ядерное нападение с целью «деэскалации» войны. К сожалению, Соединенные Штаты тоже способствуют усилению такой паранойи, а их неверные представления и недопонимание могут привести к непреднамеренному конфликту в условиях, когда Вашингтон практически полностью прекратил официальный диалог между военными.

Во-вторых, российско-американское сотрудничество будет содействовать контртеррористическим целям двух стран, в том числе в войне против ИГИЛ и «Аль-Каиды» (запрещены в России — прим. пер.). Как вы говорили в ходе своей кампании, «я думаю, было бы здорово, сумей мы поладить с Россией, так как мы могли бы вместе бороться с ИГИЛ». С этим согласно большинство американцев. По данным социологического опроса, проведенного недавно Мэрилендским университетом, 67% республиканцев и 53% демократов хотят, чтобы Соединенные Штаты сотрудничали с Россией в Сирии в борьбе против ИГИЛ. Российское содействие в борьбе с радикальным исламским экстремизмом может выйти далеко за пределы Сирии и Ирака. Если возникнут такие отношения, когда американцы и русские будут обмениваться разведывательной информацией, это окажет прямую помощь США в предотвращении терактов на американской территории. Это ярко продемонстрировал теракт на Бостонском марафоне. Расследование показало, что российские спецслужбы информировали американских коллег о братьях Царнаевых, однако эта информация была проигнорирована из-за недоверия между двумя странами.

В-третьих, Россия обладает уникальной способностью помочь и не дать таким террористическим организациям как ИГИЛ и «Аль-Каида», а также государственным силам стать обладателями ядерного оружия. Когда четверть века тому назад распадался Советский Союз, тогдашний госсекретарь Дик Чейни выступил с пессимистическим прогнозом о ядерном арсенале этой страны. «Если Советы отлично справятся с задачей и сохранят контроль над своим ядерным арсеналом, удержав его в своих руках на 99%, — сказал он, — то 250 единиц такого оружия они все равно не будут контролировать». Тем не менее, прошло 25 лет, и ни одна единица ядерного оружия не пропала. Решение Москвы о том, продавать или нет секретные технологии особой важности, равноценны провалу или успеху в вопросе предотвращения ядерного распространения, который вы совершенно справедливо назвали «самой большой проблемой в мире».

В-четвертых, стратегические интересы США требуют, чтобы мы не допустили альянса и даже сближения между Москвой и Пекином. В данный момент эти страны не стремятся к официальному союзу, но при наличии российской поддержки Китай осмелеет и будет занимать более жесткую конфронтационную позицию по отношению к США. Сближение Ричарда Никсона с Китаем во времена холодной войны усилило рычаги американского влияния на Советский Союз, и аналогичным образом, более тесные отношения с Россией помогут создать противовес все более сильному и агрессивному Китаю.

Всем известно, что вести дела с Россией опасно, трудно, и что зачастую это приводит к разочарованиям. Путин это человек КГБ. Его взгляды на мир и на место в нем России формировались на оперативной службе в разведке. У него в душе остались глубокие шрамы от распада Советского Союза, который он считает «величайшей геополитической катастрофой» 20-го века. Будучи страстным патриотом, он полон решимости утверждать позиции России как великой державы, которой смогут гордиться его сограждане. Он готов вести жесткую игру и создал внушительный военный потенциал, которым в случае необходимости не преминет использовать. Особенно болезненно Путин относится к любым признакам неуважения. Тем не менее, преследуя свои цели, он показал себя сильным, прагматичным, стратегически мыслящим руководителем, который даже со слабыми картами умело ведет игру и обыгрывает тех, у кого гораздо больше преимуществ. Нельзя игнорировать российские агрессивные действия и правонарушения, в том числе, угрозы применения ядерного оружия, интервенцию на Украине, бомбежки без разбора в Сирии и многочисленные нарушения прав человека внутри страны. Но Россия очень сильна, и от нее нельзя отмахнуться в надежде на то, что все разрешится само собой. Таким образом, перед США стоит задача по отстаиванию американских интересов в тех областях, где они совпадают или сближаются с российскими, и по урегулированию разногласий там, где эти интересы расходятся.

В качестве первого шага по разработке такого курса мы рекомендуем вашей администрации создать понятный иерархический список американских приоритетов. Если вы не сумеете установить разницу между «колоритным» и «жизненно важным», то есть, между яркими и блестящими новыми предметами с одной стороны, и тем, что исключительно важно для Америки, с другой, ваша администрация пойдет по стопам предшественников, гоняясь за второстепенными интересами в ущерб тому, что абсолютно необходимо. Мы рекомендуем начать с урока номер один президента Джона Кеннеди, извлеченного им из Карибского кризиса: «Прежде всего, защищая жизненно важные интересы, ядерные державы должны не допускать такой конфронтации, которая поставит противника перед выбором: либо согласиться на унизительное отступление, либо начать ядерную войну».

Во-вторых, действуя в этом духе, вам следует тщательно подготовиться к скорейшей встрече с глазу на глаз с Владимиром Путиным, дабы изменить динамику отношений. Отношения между странами это гораздо больше, чем личные взаимоотношения между их лидерами. Однако отвратительное неуважение наверху проникает вниз, во взаимные отношения между государствами. А там, где лидеры проявляют взаимоуважение, создают рабочие взаимоотношения и демонстрируют свою решимость заниматься делом, насколько это позволяют общие интересы, нижестоящие ведомства и органы власти могут найти благоприятные и продуктивные возможности. Воссоздание отношений минимального взаимного доверия требует ясности относительно разногласий и согласия, а также тех красных линий, которые нельзя переходить.

В-третьих, после вашей встречи с Путиным следует возобновить межгосударственный диалог с Россией, начиная с вопроса о том, как не допустить случайной войны между двумя странами, в том числе, войны ядерной. Отмена запрета президента Обамы на контакты на всех уровнях, начиная с президентов и министров обороны, и кончая военачальниками и командующими в различных регионах; более решительное устранение конфликтных ситуаций в Сирии; возрождение двусторонних соглашений о недопущении военных инцидентов и о других мерах доверия в военной области; разработка правил для киберопераций — эти и многие другие инициативы помогут уменьшить риск непреднамеренной войны с Россией. Сюда надо также включить работу по сохранению фундамента двустороннего стратегического ядерного баланса, включая СНВ-3 и РСМД.

В-четвертых, вам следует изменить общий подход США к сирийскому конфликту. Если сохранить все как прежде, это не принесет Америке ничего хорошего. В один из моментов своей кампании вы пошутили, сказав: «Если бы наши президенты уехали куда-нибудь подальше на отдых, ситуация на Ближнем Востоке была бы намного лучше, чем сейчас». В Сирии нынешний подход не только создает опасность случайного столкновения с Россией; он отвлекает внимание от американской кампании по уничтожению сил террористов в этой стране, и отчуждает от нас региональных союзников. Американские военачальники пришли к выводу, что у США нет надежных военных вариантов действий, чтобы одержать верх. Из-за действий российских военных в Сирии и в восточном Средиземноморье создать бесполетные зоны сегодня нереально. А если продолжать вооружать повстанцев, это скорее приведет к эскалации, а не к отступлению России. Вместе с тем, переход на противоположную сторону и налаживание взаимодействия с Россией и Асадом может вызвать недовольство и возмущение у американских союзников и еще больше усилить позиции Ирана. В качестве одного из первых ваших шагов во внешней политике мы рекомендуем провести всесторонний анализ сирийского кризиса с целью выработки принципиально новой политики. В такой политике должно быть больше места для сотрудничества с Россией в борьбе против ИГИЛ и «Аль-Каиды», и меньше внимания к вопросу об отстранении Асада. В то же время, она должна продемонстрировать, что Америка не позволит Москве и/или Тегерану навязывать свои варианты решения сирийской проблемы.

В-пятых, хотя прежде вы скептически относились к более активному участию США в разрешении украинского конфликта, мы считаем, что вам следует присоединиться к усилиям европейских стран в поиске решения проблем, хотя бы из-за того, что этот конфликт также чреват военной конфронтацией с Москвой. Хотя режим прекращения огня между украинскими правительственными войсками и пророссийскими сепаратистами в основном сохраняется, очень опасно оставлять конфликт в таком полузамороженном состоянии. Как и в Сирии, там на местах есть силы, которые неподконтрольны Киеву и Москве, и реализуют собственные цели, приветствуя периодические стычки. Эти боевые действия вполне могут выйти из-под контроля. Хороших военных решений проблем не бывает. Ни Соединенные Штаты, ни их европейские союзники не готовы бросить России военный вызов вблизи ее границ.

А раз Соединенные Штаты не могут нанести поражение России и ее союзникам на Украине, крайне важно предложить Москве такое решение, чтобы российские руководители посчитали его хотя бы минимально приемлемым. Как заявил Киссинджер редактору этого журнала в 2015 году, для этого потребуется признать, что «отношения между Украиной и Россией с российской точки зрения всегда носили особый характер», а поэтому Украину «нельзя поместить в простую формулу, применяя к ней принципы, действовавшие в Западной Европе, а не вблизи Сталинграда и Москвы». Но Киссинджер с оптимизмом говорил о «возможности некоего сотрудничества между Западом и Россией по не входящей в военные блоки Украине». Мы разделяем такой оптимизм, считая подходящей для этого случая формулой следующее: реализация Минских соглашений с уступками обеих сторон, восстановление контроля Киева над Донецкой и Луганской областями, но при условии предоставлении им подлинной автономии и заверений Украины об отказе от вступления в НАТО на всю обозримую перспективу. Последнее обязательство выполнить довольно просто, так как Соединенные Штаты и большинство ведущих европейских стран не хотят видеть Украину в составе НАТО в обозримом будущем.

Совершенно иной подход к конфликтам на Украине и в Сирии должен быть наполнен уверенной силой и созидательной дипломатией, чтобы итоговые результаты были благоприятны для США. Демонстрируя силу, Америка должна использовать свои войска и конфиденциальные предостережения (дабы не загонять Путина в угол публично), указывая Москве на то, что односторонние решения не приведут к результату ни в Сирии, ни на Украине. Здесь важно показать, что Соединенные Штаты с союзниками способны предоставить повстанцам в Сирии и правительству в Киеве достаточную поддержку, чтобы оба конфликта оказались неразрешимыми на российских условиях, и чтобы издержки для Москвы стали неприемлемыми. Здесь также важно показать, что тот, кого решат поддержать Соединенные Штаты, со временем наберется сил, это будет способствовать скорейшему началу серьезных переговоров.

В-шестых, вам следует укреплять военную мощь США таким образом, чтобы одновременно убедить Россию в недопустимости агрессии (тайной и явной) против союзников НАТО в Европе и обеспечить соблюдение законных интересов России к русским, проживающим на постсоветском пространстве. Соединенные Штаты не могут использовать один только кнут. И скорее всего, военный конфликт с Россией может начаться не с заранее спланированного российского нападения, а с непреднамеренного события, скажем, со столкновения между коренным населением и этническими русскими в одной из прибалтийских стран. Это породит кризис, и Путин может сделать заключение о том, что России необходимо вмешаться. НАТО это самый крупный и великий альянс в истории, и он сыграл важнейшую роль в победе Америки в холодной войне. Но сегодня он нуждается в содержательных реформах. Европа в настоящее время находится в кризисном состоянии. Отсутствие роста в экономике стран ЕС после Великой рецессии, Брексит, неопределенность в вопросе о том, кто будет следующим кандидатом на выход, нескончаемый поток иммигрантов с Ближнего Востока и из Северной Африки, неспособность ЕС контролировать свои собственные границы — все это вызывает очень серьезные вопросы о жизнеспособности европейского проекта. С учетом этих вызовов Соединенные Штаты не должны превращаться в громоотвод — или в козла отпущения. Поэтому мы призываем вас с самого начала подтвердить преданность Америки НАТО, в том числе, что касается гарантий безопасности по статье 5. Но Вашингтон также должен предложить членам НАТО с нуля провести полную переоценку Североатлантического альянса. В своей инаугурационной речи Джон Кеннеди призывал американцев не спрашивать, что страна может для них сделать, а вместо этого спрашивать, что они могут сделать для своей страны. Европейцам следует меньше спрашивать, что для них может сделать Америка, и больше, что они могут сделать для европейской безопасности.

Вашим усилиям будет содействовать общее укрепление американского военного потенциала — точно так же, как дипломатическому сближению Рональда Рейгана с СССР способствовало представление Москвы о том, что США после периода спада начинают менять баланс сил в свою пользу. Это особенно важно сейчас, когда военное производство в России по итогам года должно увеличиться на 10%, несмотря на экономическое давление. Особенно полезным может оказаться сочетание инвестиций в американский военный потенциал и расчетливое использование вашей репутации непредсказуемого человека. Во многом это будет похоже на Никсона, который выступал в образе «безумца», чтобы усилить рычаги американского влияния в Юго-Восточной Азии. Также может понадобиться ваша демонстрация решимости на раннем этапе, когда появятся подходящие обстоятельства. Это необходимо, чтобы изменить российские представления об издержках от игнорирования американских предпочтений.

В то же время, мы призываем вас выполнить свое предвыборное обещание и убедить Европу вносить больший вклад в общую копилку альянса. Поскольку европейские члены НАТО больше всех выигрывают от гарантий безопасности, а в совокупности превосходят США по численности населения и не отстают от них по размерам ВВП, они должны нести более существенную финансовую нагрузку. Мы должны положить конец иллюзии о том, что, как написала Financial Times, «решимость США защищать даже новых и самых маленьких членов НАТО должна быть безусловной». Как и все альянсы, НАТО ценна в той мере, в какой она продвигает и отстаивает американские национальные интересы. Это инструмент, а не икона, как того по вполне понятным причинам хочет кое-кто в Европе (особенно в Центральной Европе).

Соответственно, Соединенные Штаты должны подтвердить свои обязательства по защите совместно с другими союзниками прибалтийских стран от неприкрытой агрессии, но вместе с тем, им следует настаивать на том, чтобы эти государства сами пытались нормализовать свои отношения с Москвой и соответствовали самым высоким международным стандартам в обеспечении прав русских. Цель должна заключаться в недопущении инцидентов, могущих создать искушение (или повод) для российской агрессии. Не должно быть никаких иллюзий о том, что Америка возьмет на себя ответственность за союзников, которые сначала провоцируют конфликт, а потом обращаются к ней за помощью и заверениями в преданности, когда приходится иметь дело с последствиями.

В-седьмых, Соединенные Штаты ни в коем случае не должны извиняться за свои ценности, за свою веру в то, что правами человека наделены все люди на земле, за свою убежденность в том, что демократия это лучшая форма правления. На этом стоит Америка. Тем не менее, мы рекомендуем сообщить Путину о том, что смена режима не является для Америки целью. Как недавняя сверхдержава, ностальгирующая по былой славе, Россия очень болезненно относится к любым попыткам повлиять на ее внутренние процессы. Мы предлагаем обращаться с Россией так, как Соединенные Штаты обращаются с другими недемократическими странами, с которыми они поддерживают дружественные отношения, например, с Саудовской Аравией.

В-восьмых, мы призываем вашу администрацию внимательнее относиться к возможной и вероятной реакции России на те или иные политические решения. Сегодня в США в процессе принятия решений по вопросам национальной безопасности о России думают как о чем-то второстепенном. При отборе людей на ключевые посты, где они будут строить отношения с Россией, важно, чтобы там оказались те люди, которые хотят и могут проводить вашу политику.

В-девятых, надо изыскивать способы для расширения экономического фундамента двусторонних отношений. Хотя Россия занимает шестое место в мире по объему экономики (по паритету покупательной способности), в списке покупателей американской продукции она стоит на 37-м месте. Вы как бизнесмен 30 с лишним лет занимались делами с Россией и обладаете уникальным опытом в решении этих вопросов.

И последнее, по очереди, но не по значению. Вы должны понимать, что любые содержательные попытки положить новое начало отношениям с Москвой встретят яростное сопротивление со стороны некоторых членов конгресса, многих средств массовой информации и большого количества чиновников. Если у вас будет сильная команда по вопросам национальной безопасности, и если вы сумеете объяснить, что при налаживании отношений с Россией не станете жертвовать важными интересами США, этого должно быть достаточно, чтобы успокоить тех, кто занял выжидательные позиции. Тем не менее, вы наткнетесь на активное противодействие любым реальным попыткам сотрудничества с Россией. Некоторые из этих людей непримиримо враждебны по отношению к этой стране. Таким образом, чтобы добиться успеха при совершении резкого политического разворота, вам следует поделиться своими доводами напрямую с американским народом, что вы делали многократно во время предвыборной кампании. Если американцы поймут, что нынешний курс неумолимо ведет к перепутью, на котором американскому и российскому президентам придется выбирать между унижением и ядерной конфронтацией, они тоже откажутся от иллюзий, мешающих Америке эффективно отстаивать свои подлинные национальные интересы.

Грэм Эллисон — Директор Белферовского центра по науке и международным делам (Belfer Center for Science and International Affairs) при школе им. Кеннеди Гарвардского университета, бывший заместитель министра обороны по вопросам политики и планирования. Скоро выйдет его книга «Обречены на войну. Америка, Китай и ловушка Фукидида» Destined for War: America, China and Thucydides’s Trap).

Дмитрий Саймс — издатель и руководитель National Interest, президент Центра национальных интересов (Center for the National Interest).

отсель
---
Одно радует, что эти товарищи не могут сделать заманчивое предложение дружить против Китая - им не дадут.

P.S. Кстати, книгу Аллисона надо будет почитать.

Tags: США, геополитика, политика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments