Erazmys (erazmys) wrote,
Erazmys
erazmys

Боги евреев: Сыны Божии

Оригинал взят у aquilaaquilonis в Боги евреев: Сыны Божии
Первоначальной религией Израиля была местная разновидность общеханаанейской религии с Элом во главе пантеона, а также с Ашерой, Ваалом и другими менее значительными богами («сынами Эла»). С конца II тысячелетия в этот пантеон вклинивается принесённый кочевыми племенами из Южного Заиорданья Яхве, который постепенно присваивает себе свойства Эла, Ваала и Ашеры и вытесняет их из пантеона. На стадии исключительного яхвизма Яхве отождествляется с Элом, а Ваал и Ашера объявляются инородческими божествами. Существование других богов не отрицается, но богом Израиля провозглашается только Яхве, потому что только Яхве заключил завет с Израилем. Эта точка зрения яхвистского пророческого движения выражена в девтерономистском протографе Еврейской Библии (далее – ЕБ). Среди авторов ЕБ первым и единственным последовательным проповедником подлинного монотеизма, утверждавшим, что нет никаких других богов кроме творца Яхве, был Второисайя (предположительный автор глав 40-55 Книги пророка Исайи, проповедовавший среди еврейской диаспоры в Вавилоне накануне персидского завоевания в 550-540-х гг.). За пределами его сочинения подлинный монотеизм присутствует в ЕБ лишь в виде поздних интерполяций и эмендаций. Нормой для мировоззрения авторов ЕБ является многобожие.

Чаще всего в качестве свидетельства иудейского единобожия приводится четвёртый стих 6-й главы Книги Второзакония, который в синодальном переводе гласит: «Слушай, Израиль: Господь, Бог наш, Господь един есть». Однако в еврейском оригинале говорится: Šəma‘ Yisrael Yahweh ’elohenu Yahweh ’eḥad, т.е.: «Слушай, Израиль: наш бог – Яхве, один (в смысле – только) Яхве». В этом стихе ничего не говорится о количестве богов, он лишь указывает евреям, что поклоняться они должны лишь одному определённому богу. Подобное истолкование подтверждается и первой заповедью: «Я – Яхве, бог (’elohim) твой, который вывел тебя из земли Египетской, из дома рабства; да не будет у тебя других богов (’elohim) пред лицом моим» (Исх. 20, 3; то же: Втор. 5, 7), которая существование других богов отнюдь не отрицает, а, напротив, подразумевает. Израиль должен служить не Богу вообще, а определённому богу, который вывел его из Египта: «Яхве один водил его, и не было с ним чужого бога (’el)» (Втор. 32, 12). Евреи не должны поклоняться другим богам не потому, что их нет, а потому, что Яхве к ним ревнует: «Не ходите вслед иным богам (’elohim), богам (’elohim) из богов (’elohim) тех народов, которые вокруг вас, ибо Яхве, бог (’elohim) твой, который среди тебя, есть бог (’el) ревнитель» (Втор. 6, 14-15); «Ты не должен поклоняться богу (’el) иному, потому что Яхве ревнитель – имя его; он – бог (’el) ревнитель» (Исх. 34, 14).

Из рассказа о взаимоотношениях между Иаковом и Лаваном, содержащегося в 31-й главе Книги Бытия, явствует, что у них разные боги. В разговоре с Иаковом Лаван заявляет, что к нему говорил «бог (’elohim) отца вашего» (Быт. 31, 29), и обвиняет его: «ты украл богов (’elohim) моих» (Быт. 31, 30), на что Иаков отвечает: «у кого найдёшь богов (’elohim) твоих, тот не будет жив» (Быт. 31, 32), добавляя, что его защищает «бог (’elohim) отца моего, бог (’elohim) Авраама и страх Исаака» (Быт. 31, 42). В конечном счёте Иаков и Лаван заключают друг с другом союз, призывая богов своих дедов, а тем самым и своих личных богов, быть судьями между ними в случае нарушения договора. Исходный еврейский текст гласил: «Бог (’elohim) Авраама и бог (’elohim) Нахора да судят (yišpəṭu) между нами» (Быт. 31, 53). Переводчики Книги Бытия на греческий поменяли число глагола с множественного на единственное, что воспроизводит церковнославянский перевод: «Бог Авраамль и бог Нахоров да судит между нама».

В отличие от них еврейские масоретские редакторы этого стиха не решились поменять число, зато добавили слова, отсутствовавшие в первоначальном тексте, с целью создать впечатление, будто речь идёт об одном и том же боге. Эта вставка воспроизводится в синодальном переводе: «Бог Авраамов и бог Нахоров да судит между нами, бог отца их». Примечательно, что эти слова противоречат содержащемуся в Книге Иисуса Навина прямому утверждению, что богом Фарры – отца Авраама и Нахора – был не Яхве: «И сказал Иисус всему народу: так говорит Яхве бог (’elohim) Израилев: “за рекою жили отцы ваши издревле, Фарра, отец Авраама и отец Нахора, и служили иным богам (’elohim)”» (Нав. 24, 2). Ясно, что в первоначальном тексте Быт. 31, 53 речь шла о двух разных богах, причём богах, обладавших для участников договора совершенно равным экзистенциальным статусом.

В приведённом рассказе богами называются в том числе «терафимы» – домашние изваяния еврейских божеств: «И как Лаван пошёл стричь скот свой, то Рахиль похитила идолов (tərap̄im), которые были у отца её» (Быт. 31, 19); «Рахиль же взяла идолов (tərap̄im), и положила их под верблюжье седло и села на них» (Быт. 31, 34). Здесь это изваяния небольших размеров, но, судя по рассказу о бегстве Давида от гнева Саула, они могли быть и в рост человека: «И спустила Мелхола Давида из окна, и он пошёл, и убежал и спасся. Мелхола же взяла идола (tərap̄im) и положила на постель, а в изголовье его положила козью кожу, и покрыла одеждою… И пришли слуги, и вот, на постели идол (tərap̄im), а в изголовье его козья кожа» (1 Цар. 19, 12-13, 16). Заметим, что автор этого текста говорит о присутствии «идола» в доме Давида без какого-либо осуждения. Присутствие подобного рода домашних божеств в каждом еврейском доме как не только допустимое, но и обязательное, подразумевается в следующих заповедях Яхве: «Но если раб скажет: “люблю господина моего, жену мою и детей моих; не пойду на волю”, то пусть господин его подведёт его к богам (ha-’elohim), а потом подведёт его к двери или к косяку, и проколет ему господин его ухо шилом, и он станет рабом его вечно» (Исх. 21, 5-6); «А если не найдётся вор, пусть господин дома подойдёт к богам (ha-’elohim) [и поклянётся?], что не простёр руки своей на собственность ближнего своего» (Исх. 22, 8).

В рассказе об исходе евреев из Египта Яхве обещает произвести и производит суд над египетскими богами. Речь идёт именно о богах, а не об их изображениях, и было бы странно производить суд над тем, чего нет: «А я в сию самую ночь пройду по земле Египетской и поражу всякого первенца в земле Египетской, от человека до скота, и над всеми богами (’elohim) египетскими произведу суд. Я – Яхве» (Исх. 12, 12); «Между тем Египтяне хоронили всех первенцев, которых поразил у них Яхве, и над богами (’elohim) их Яхве совершил суд» (Числ. 33, 4).

При входе в Ханаан Иисус Навин ставит перед евреями выбор – служить Яхве или другим богам: «Итак бойтесь Яхве и служите ему в чистоте и искренности; отвергните богов (’elohim), которым служили отцы ваши за рекою и в Египте, а служите Яхве» (Нав. 24, 14); «Если же не угодно вам служить Яхве, то изберите себе ныне, кому служить, богам (’elohim) ли, которым служили отцы ваши, бывшие за рекою, или богам (’elohim) Аморреев, в земле которых живете; а я и дом мой будем служить Яхве. И отвечал народ и сказал: нет, не будет того, чтобы мы оставили Яхве и стали служить другим богам (’elohim)! Ибо Яхве – бог (’elohim) наш» (Нав. 24, 15-17); «Итак отвергните чужих богов (’elohim), которые у вас, и обратите сердце своё к Яхве – богу (’elohim) Израиля» (Иис. Н. 24, 23). Здесь ни словом не упоминается о том, что других богов нет.

Во время исхода из Египта Моисей поёт: «Кто, как ты, Яхве, между богами (’elim)?» (Исх. 15, 11). Похожее утверждение вкладывается в уста Соломона: «Велик бог (’elohim) наш, выше всех богов (’elohim)» (2 Пар. 2, 5). Моисею и Соломону вторит Давид: «Что есть человек, что ты помнишь его, и сын человеческий, что ты посещаешь его? Не много ты умалил его пред богами (’elohim): славою и честью увенчал его» (Пс. 8, 5-6), «Бог богов (’el ’elohim), Яхве возглаголал и призывает землю, от восхода солнца до запада» (Пс. 49, 1), «Ибо Яхве есть бог (’el) великий и царь великий над всеми богами (’elohim)» (Пс. 94, 3), «Ибо ты, Яхве, … превознесён над всеми богами (’elohim)» (Пс. 96, 9). Было бы странно, если бы Моисей, Соломон и Давид сравнивали Яхве с теми, кого нет.

В Книге Иова Яхве собственными устами упоминает о множественности богов: «Когда он (Левиафан) поднимается, боги (’elim) в страхе, совсем теряются от ужаса» (Иов. 41, 17). В Книге Иезекииля он делает это устами пророка: «Среди преисподней будут говорить о нём [Египте] и о союзниках его боги (’elim) воинов» (Иез. 32, 21). Даже в такой поздней части ЕБ, как Книга пророка Даниила (середина II в. до н.э.), Яхве – один из многих богов: «И будет поступать царь тот по своему произволу, и вознесётся и возвеличится выше всякого бога (’el), и о боге богов (’el ’elim) станет говорить хульное» (Дан. 11, 36).

Богами в ЕБ называются даже духи умерших людей, например, в рассказе о том, как аэндорская волшебница по просьбе царя Саула вызвала дух пророка Самуила: «И увидела женщина Самуила и громко вскрикнула… И сказал ей царь: не бойся; что ты видишь? И отвечала женщина: вижу бога (’elohim), выходящего из земли» (1 Цар. 28, 13), или в сетованиях Исайи: «…Скажут вам: обратитесь к вызывателям умерших и к чародеям, к шептунам и чревовещателям, не должен ли народ обращаться к своим богам (’elohim), к мёртвым от имени живых?» (Ис. 8, 19).

Если почитание мёртвых в качестве божественных существ было в конечном счёте осуждено и отвергнуто иудаизмом, то другая категория богов была им принята и узаконена. Речь идёт о «сынах божиих» – небесном дворе Эла, который у него как главы пантеона унаследовал Яхве. В ЕБ они именуются bəne ha-’elohim (Быт. 6, 2, 4; Иов. 1, 6; 2, 1), bəne ’elohim (Втор. 32, 8; Иов. 38, 7), bəne ’elim (Пс. 28, 1; 88, 7) и bəne ‘elyon (Пс. 81, 6), т.е. выражениями, производными от имени Эла и слившегося с ним Эльона, но никогда не «сынами Яхве». Впоследствии они, однако, под именем «воинств» (ṣəḇaot) стали устойчивым эпитетом Яхве в выражении «Яхве Воинств» (yhwh ṣəḇaot), передаваемом в русском языке как «Господь Саваоф».

В угаритских текстах они обычно именуются bn il («сыны Эла») или pḫr ilm («собрание богов»), изредка также pḫr kkbm («собрание звёзд») и dr dt šmm («круг небесных [существ]»), единственный раз (KTU2 1.4 iii:14) встречается выражение pḫr bn ilm («собрание сынов богов»), два последних слова которого в точности соответствуют еврейскому выражению bəne ’elim. По всей видимости, его надлежит понимать перифрастически как просто «боги», в таком же смысле оно засвидетельствовано в финикийской надписи kl dr bn ’lm (KAI 26 A III 19): «весь круг сынов божиих/богов».

Еврейское выражение bəne (ha-)’elohim («сыны богов/бога») следует понимать тоже просто как родовое имя «боги», что ясно, например, из их противопоставления «дочерям человеческим» (bənot ha-’adam), т.е. «людям», в Быт. 6, 2, 4, где излагается миф о том, как боги (bəne ha-’elohim), привлечённые красотой земных женщин, берут их себе в жёны и те рожают им великанов. В первоначальном тексте Втор. 32, 8 «люди» (bəne ’adam) точно так же противопоставлялись «богам» (bəne ’elohim).

Согласно этому первоначальному тексту, верховный бог (‘elyon) определил число народов земли по числу младших богов (bene ’elohim) и каждый бог получил во владение свой народ и его страну, в частности, Яхве получил Израиль: «Когда Эльон давал уделы народам и расселял сынов человеческих, тогда поставил пределы народов по числу сынов божиих (bene ’elohim); потому часть Яхве народ его, Иаков наследственный удел его» (Втор. 32, 8-9). Синодальный перевод, следуя масоретскому тексту, вместо «сынов божиих» указывает «сынов Израилевых», лишающих этот отрывок всякого смысла. То, что в оригинале речь шла именно о «сынах божиих», подтверждают кумранский фрагмент 4QDeut, греческая Септуагинта, старолатинская Итала и рукопись сирийской Гекзаплы Cambr. Or. 929; ср. «Комуждо языку устроилъ вожда, и часть Господня Израиль есть» (Сирах. 17, 14-15). В Книге пророка Даниила такой божественный покровитель народа именуется его «князем» (sar) (Дан. 10, 13, 20-21). В более позднем варианте мифа божества и народы распределяет уже не Эльон, а Яхве: «солнце, и луну, и звёзды, всё воинство небесное (ṣəḇa ha-šamayim)… Яхве, бог твой, уделил всем народам под всем небом» (Втор. 4, 19).

Угаритский миф о Ваале упоминает «семьдесят сынов Ашеры» (KTU2 1.4.VI.46), а поскольку Ашера – супруга Эла, эти божества являются также и сыновьями последнего. Судя по списку народов в Быт. 10 и интертестаментарным текстам (Таргум Псевдо-Ионафана на Втор. 32, 8; 1 Енох. 89, 59-77; 90, 22-27), евреи насчитывали на земле именно 70 народов; ср. Иез. 8, 11, где семьдесят мужей кадят в Иерусалимском храме «идолам дома Израилева».

Согласно этим представлениям, богов множество, а Яхве является племенным богом евреев, как другие боги являются племенными богами других народов. Подобную точку зрения излагает израильский судья Иеффай в разговоре с царём аммонитян: «Не владеешь ли ты тем, что дал тебе Хамос, бог (’elohim) твой? И мы владеем всем тем, что дал нам в наследие Яхве, бог (’elohim) наш» (Суд. 11, 24). Поклоняться своему племенному богу на чужой земле нельзя, на что сетует Давид во время своего изгнания: «Ибо они изгнали меня ныне, чтобы не принадлежать мне к наследию Яхве, говоря: “ступай, служи богам (’elohim) чужим”» (1 Цар. 26, 19). О том же говорит в конце VIII в. иудейский пророк Михей: «Ибо все народы ходят, каждый во имя своего бога (’elohim); а мы будем ходить во имя Яхве, нашего бога (’elohim), во веки веков» (Мих. 4, 5).

Псалом 81 описывает сцену, связанную с этим кругом ханаанейских религиозных представлений: «Бог (’elohim) встал в совете Эла; среди богов (’elohim) произнёс суд… Я сказал: вы – боги (’elohim), и сыны Эльона – все вы; но вы умрёте, как человеки, и падёте, как всякий из князей» (Пс. 81, 1, 6-7). «Совет» или «собрание» (‘adat) Эла соответствует угаритскому «совету богов» (‘dt ilm) (KTU2 1.15.II.7, 11). «Сыны Эльона», каждый из которых ранее имел в своей власти один из семидесяти народов земли, осуждаются на смерть за свою несправедливость; теперь один бог (’elohim) призывается судить землю и наследовать все народы (goyim) (Пс. 81, 8).

«Гора совета» или «собрания» (обозначаемого словом mo‘ed того же корня, что и ‘adat) упоминается рядом с именем Эла у Исайи: «Взойду на небо, выше звёзд Эла вознесу престол мой и сяду на горе совета» (Ис. 14, 13-14). В Угарите совет богов во главе с Элом собирался именно на горе. В некоторых случаях божественный совет в ЕБ подразумевается, не упоминаясь напрямую: «И сказал бог (’elohim): сотворим человека по образу нашему по подобию нашему» (Быт. 1, 26); «И сказал бог (’elohim) Яхве: вот, Адам стал как один из нас, зная добро и зло» (Быт. 3, 22); «И сказал Яхве: …сойдём же и смешаем там язык их» (Быт. 11, 7); «Кого пошлю? и кто пойдёт для нас?» (Ис. 6, 8).

Судя по описанию в Книге Иова, младшие боги были обязаны регулярно являться на божественный совет, чтобы отчитываться перед Яхве: «И был день, когда пришли сыны божии (bene ha-’elohim) предстать пред Яхве; между ними пришёл и сатана. И сказал Яхве сатане: откуда ты пришёл? И отвечал сатана Яхве и сказал: я ходил по земле и обошёл её» (Иов. 1, 6-7; то же в другой день: Иов. 2, 1).

Заседание совета подробно описано в видении пророка Михея: «Я видел Яхве, сидящего на престоле своём, и всё воинство небесное (ṣəḇa ha-šamayim) стояло при нём, по правую и по левую руку его. И сказал Яхве: кто склонил бы Ахава, чтобы он пошёл и пал в Рамофе Галаадском? И один говорил так, другой говорил иначе; и выступил Дух (ha-ruaḥ), стал пред лицом Яхве и сказал: я склоню его. И сказал ему Яхве: чем? Он сказал: я выйду и сделаюсь духом лживым (ruaḥ šeqer) в устах всех пророков его. И сказал: ты склонишь его и выполнишь это; пойди и сделай так» (3 Цар. 22, 19-22). Как видим, в обязанности сынов божиих входило выполнять в том числе грязные поручения Яхве.

Однако гораздо более важной их обязанностью было восхвалять Яхве, как в Псалме 28, где он восседает в своём дворце в собрании младших божеств: «Воздайте Яхве, сыны богов (bene ’elim), воздайте Яхве славу и честь, воздайте Яхве славу имени его; поклонитесь Яхве в святой обители… И во дворце (или храме: heḵal) его всё возвещает о его славе» (Пс. 28, 1-2, 9). Примечательно, что в другом Псалме мы встречаем точно такое же полуторастишие, в котором «сыны богов» стыдливо заменены на «племена народов»: «Воздайте Яхве, племена народов, воздайте Яхве славу и честь; воздайте Яхве славу имени его» (Пс. 95, 7-8).

В Псалме 88 мы вновь оказываемся на заседании божественного совета. Здесь придворные Яхве именуются попеременно «сынами богов» (bene ’elim), «святыми» (qədošim) и «воинствами» (ṣəḇaot): «Кто на небесах сравнится с Яхве? кто между сынами божиими уподобится Яхве? Страшен бог (’el) в великом сонме святых, страшен он для всех окружающих его. Яхве, бог воинств! кто силён, как ты, Ях?» (Пс. 88, 7-9).

Кроме того, младшие боги служили посланцами и вестниками Яхве. Показателен написанный уже по-арамейски рассказ о трёх иудейских отроках в печи огненной из Книги пророка Даниила. Заглянув в раскалённую печь, царь Навуходоносор видит там помимо трёх отроков некоего мужа, подобного «сыну богов» (bar ’elahin) (Дан. 3, 25), после чего благословляет бога, «который послал своего вестника (malaḵ)» (Дан. 3, 28), чтобы спасти отроков от огня.

Вспомним, что в ЕБ ничего не говорится о творении вестников («ангелов») или каких-либо иных божественных существ. Из еврейских источников ангелов как тварные существа впервые упоминает второканоническая 3 Книга Ездры (6, 3), написанная около середины II в. до н.э. и насквозь пропитанная иранскими влияниями. Допленные иудеи вообще не мыслили себе ангелов как отдельный класс существ. В ЕБ «ангел» (евр. malaḵ) – это не более чем божество, исполняющее обязанности вестника. В качестве примера приведем рассказ Книги Судей о явлении «ангела» Маною и его жене с предсказанием о рождении Самсона: «И невидим стал вестник Яхве Маною и жене его. Тогда Маной узнал, что это вестник Яхве. И сказал Маной жене своей: верно, мы умрём; ибо видели мы бога (’elohim)» (Суд. 13, 21-23).

В Книге Иова Яхве хвастливо спрашивает Иова, где тот был во время творения, «при общем ликовании утренних звёзд (koḵəḇim), когда все сыны божии (bene ’elohim) восклицали от радости» (Иов. 38, 7). По-видимому, «звёзды» и «сыны божии» здесь тождественны, что подтверждается параллелизмом выражений pḫr kkbm («собрание звёзд») и bn il («сыны Эла») в одном из угаритских текстов (KTU2 1.10 i:3-4). Они же сражаются против ханаанеян в Песни Деворы: «С неба сражались, звёзды с путей своих сражались с Сисарою» (Суд. 5, 20). Это подводит нас к разговору о сынах божиих как военной свите Яхве.

Яхве отправляется на битву со своими врагами верхом на запряжённой конями колеснице (езда верхом передаётся в еврейском языке корнем rkb): «Разве на реки воспылал, Яхве, гнев твой? разве на реки – негодование твоё, или на море – ярость твоя, что ты восшёл (tirkaḇ) на коней твоих, на колесницы (markəḇot) твои победные?... Ты конями своими проложил путь по морю, пучине великих вод» (Ав. 3, 8, 15); он «скачет (roḵeḇ) на облаках» (Пс. 67, 5), «делает облака своею колесницею (rəḵuḇo)» (Пс. 103, 3), «скачет (roḵeḇ) по небесам» (Втор. 33, 26), его «глас грома в колёсах (galgal)» (Пс. 76, 19), ср.: «к колёсам (’op̄anim) сим, как я слышал, сказано было: galgal» (Иез. 10, 13). (Еврейское слово galgal, «колесо», вероятно, является древним индоевропейским заимствование из ПИЕ *kʷekʷlos, как и еврейское слово sus «конь», из ПИЕ *ekʷos.)

На колесницах передвигаются также младшие боги, находящиеся в услужении у Яхве. Так, одного из них он посылает забрать пророка Илию: «Явилась колесница (reḵeḇ) огненная и кони огненные, и разлучили их обоих, и понесся Илия в вихре на небо» (4 Цар. 2, 11). Чтобы защитить пророка Елисея от сирийцев, он направляет целое колесничное войско: «И открыл Яхве глаза слуге, и он увидел, и вот, вся гора наполнена конями и колесницами (reḵeḇ) огненными кругом Елисея» (4 Цар. 6, 17). При описании реформы царя Иосии в конце VII в. упоминаются «кони, которых ставили цари Иудейские солнцу пред входом в дом Яхве» и «колесницы (markəḇot) солнца» (4 Цар. 23, 11), а солнце, о чём свидетельствует, например, Втор. 4, 19, входило в состав воинства небесного и тем самым сынов божиих.

Как мы видим, вторжение в Левант в XVII в. до н.э. отрядов арийцев на колесницах, изобретённых индоиранскими племенами синташтинской культуры на Южном Урале ок. 2000 г. до н.э., и завоевание ими, в числе прочего, областей Ханаана, где позднее возникли Израильское и Иудейское царства, оказали очень глубокое влияние на местные народы. На колесницы пересели не только их земные правители, но и боги. В частности, Еврейская Библия запечатлела образ Яхве как арийского военного вождя бронзового века, мчащегося в бой на колеснице во главе сынов божиих в образе колесничного войска арийских дружинников-марья.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment