Erazmys (erazmys) wrote,
Erazmys
erazmys

К вопросу о русскости

Оригинал взят у mysea в К вопросу о русскости
Для любителей говорить, что в России правили немцы, что Пушкин был негром, а Багратион - грузином.



Речь в этом отрывке пойдет об Александре Христофоровиче Бенкендорфе, сыне Христофора Бенкендорфа и Анны Юлианы, урождённой баронессы Анны Юлианы Шиллинг фон Канштадт

Прадеда Александра Христофоровича звали Johann Michael von Benckendorff, Иван Михайлович :), а мама нашего героя , вообще, приехала в Россию в качестве подруги императрицы Марии Федоровны , в девичестве принцессы Софии Марии Доротеи Августы Луизы Вюртембергской.

Так получилось, что впавшему в опалу Христофору Бенкенорфу пришлось покинуть Петербург и поселиться в Дерпте

Александр был отдан в немецкую школу, где его встретили весь неласково.

В далеком от России Байрейте одиннадцатилетнего Александра поместили в пансион, и ему пришлось испытать на себе все неприятные последствия придворно-домашнего образования. Немецкие сверстники юного Бенкендорфа оказались намного лучше подготовлены, и он должен был отыскивать свой путь для столь важного в этом возрасте самоутверждения. Любопытно, что, по воспоминаниям самого Бенкендорфа, среди «маленьких немцев» он чувствовал себя русским. Он заставил уважать и себя, и «имя своей нации» не столько достижениями на учебном поприще, сколько участием в потасовках между мальчишескими «армиями», регулярно, по субботам, вступавшими в сражения. Вскоре Бенкендорф завоевал право возглавлять одну из «армий», и она даже стала называться «русской».

«Это было всё, что мне было нужно для того, чтобы уберечь свою честь от тех немногих успехов, которые я делал в учёбе, — вспоминал Бенкендорф. — Моя репутация стала ужасом для уличных проказников, которые каждый раз, когда представлялся случай, нападали на учеников нашего пансиона и были во множестве стычек биты молодёжью под моим командованием. Моё тело, покрытое шишками и ранами, являлось гарантией моих подвигов, а телесные наказания, которые я получал за эти акции, только воспаляли моё мужество и прибавляли мне силы. Апогеем моей славы стала дуэль с учеником из Эрлангена, против которого, в возрасте только тринадцати лет, я дрался на саблях. Все прусские офицеры гарнизона стали на мою сторону и много меня чествовали: на балу я получил щелчок и ответил пощёчиной. Три года происходили эти упражнения, которые укрепили мое здоровье и сформировали мой характер»

Немец ли Александр Бенкендорф, если он считал себя русским и бился не только за свою честь, но и за честь своей нации, и это нация не немецкая, а русская

Читаю превосходную книгу Олейникова "Бенкендорф", серия ЖЗЛ

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments