Erazmys (erazmys) wrote,
Erazmys
erazmys

Насчет замены ПМ

Оригинал взят у panzerbar в Насчет замены ПМ
... Уже после распада СССР силовики заговорили о том, что нужен новый более мощный и многозарядный пистолет на смену ПМ. Сказались два фактора: резкое ухудшение криминогенной обстановки в 90-е годы и повсеместное распространение бронежилетов. В 1991 году был объявлен конкурс «Грач» на новый армейский пистолет. Правда, как утверждают эксперты, требования к оружию формулировались довольно расплывчато. Тем не менее появились сразу три пистолета: самозарядный пистолет Сердюкова (СПС), пистолет Ярыгина (ПЯ) и пистолет Грязева и Шипунова (ГШ-18).



Первый был весьма громоздким, имел угловатый дизайн, напоминавший АПС, и стрелял специально разработанными мощными патронами 9х21 миллиметр образца 1995 года, позволяющими поражать цели в бронежилетах. Именно нестандартный патрон стал одной из причин, почему СПС не получил широкого распространения. Дело в том, что пистолетные тренировки требуют большого количества боеприпасов — опытные стрелки «сжигают» за одно занятие до нескольких сотен патронов. А «эксклюзивные» патроны не всегда можно достать в нужном количестве.

Пистолет Ярыгина и ГШ-18 выполнены под стандартный «натовский» патрон 9х19 — сегодня их производят несколько российских заводов, они доступны и недороги. Самым массовым стал ПЯ — по формальному набору ТТХ он заметно превосходит ПМ, но у силовиков и экспертов немало претензий к этому оружию. «По устройству и характеристикам это поколение середины 70-х годов, — говорит оружейный эксперт Максим Попенкер. — По уровню технологий и пистолетной техники его можно считать ухудшенным вариантом чешского пистолета CZ-75. У него есть формальные преимущества — он адаптирован к российским патронам с усиленным зарядом и бронебойной пулей». «Ярыгина», как и другие современные российские пистолеты, отличает весьма нестабильное качество. Плюс, как замечает Михаил Дегтярев, «существует множество современных пистолетов, которые компактнее и легче пистолета Ярыгина». О многом говорит тот факт, что некоторые спецслужбы предпочитают оснащать своих бойцов дорогими, но удобными, проверенными и надежными австрийскими «Глоками» — их, в частности, собирает по лицензии наша компания «Орсис».

Что касается ГШ-18, то он хоть формально и был принят на вооружение, но почти не закупается и производится в незначительных количествах — всего несколько тысяч штук. Потенциально, это хороший вариант для полиции: пистолет имеет современный дизайн, хорошую эргономику, вместительный (18 патронов) магазин, при этом легок за счет использования в конструкции пластика. Однако пользователи оружия нередко сетуют на проблемы с качеством и неудобный спусковой механизм. Проблемы решаемы, но беда в том, что для тульского КБ приборостроения, где был разработан ГШ-18, пистолеты — это побочный продукт. «КБ приборостроения, которое его создало, делает основной оборот на более сложных системах — ракетах, артиллерийских комплексах, — рассуждает г-н Попенкер. — А пистолет ГШ-18 для них как нелюбимый ребенок, не очень им интересен. Денег на нем много не сделать, славы тоже, поэтому особые силы в него не вкладываются».

Эта проблема касается не только ГШ-18, а практически всех современных отечественных пистолетов. Чем сложнее и дороже оружие, тем интереснее оно для разработчиков, а пистолет для военпрома — это побочный продукт, на разработку которого не хочется тратить время и деньги. В странах с либеральными оружейными законами, прежде всего в США, главный потребитель короткоствольного оружия — гражданский рынок. Ведь армия закупает максимум сотню-другую тысяч пистолетов. А гражданский рынок Америки поглощает сотни тысяч единиц ежегодно. Поэтому принятие пистолета на вооружение — это фактор престижа, помогающий завоевывать гражданский рынок, так было с австрийским «Глоком», итальянской «Береттой» и прочими.

Кроме того, в современной России, по словам экспертов, нет пистолетной традиции, когда оружие разрабатывается не под набор ТТХ, а «под стрелка». Конструкторы ориентируются на формальные характеристики — мощность, надежность, емкость магазина, но слабо представляют, как и в каких условиях используется пистолет. Есть один вполне значимый показатель успешности оружия — использование его стрелками-спортсменами в такой дисциплине, как практическая стрельба. Этот вид спорта «вырос» из прикладной стрельбы, здесь применяется оружие, в том числе, на базе армейских моделей, а методики практической стрельбы используются при подготовке бойцов спецчастей и полиции. Так вот российские стрелки предпочитают зарубежное оружие. «Топовыми спортсменами используются только иностранные образцы — CZ, SIG Sauer, американские модели на базе "Кольта" и Glock», — заявил президент Федерации практической стрельбы России (ФПСР) Виталий Крючин. Рядовые спортсмены, по его словам, нередко используют гражданскую модификацию пистолета Ярыгина («Викинг») и модификации ПМ. Российское оружие дешево, но, как отмечает спортсмен, имеет малый ресурс. Гарантийный настрел российских образцов составляет порядка четырех тысяч выстрелов, ресурс CZ или Glock — 100 тысяч выстрелов, а изношенные стволы благодаря модульной конструкции довольно легко заменяются новыми.

В нашей стране были попытки делать оружие «под стрелка». В 2012-м появился пистолет «Стриж», или AF-1 Strike One, от частной итальяно-российской компании Arsenal Firearms. «Стриж» позиционировался как российский аналог «Глока» и внешне походил на австрийский пистолет. Как заявлял, выступая в СМИ, зампредседателя Центрального совета ФПСР и советник гендиректора концерна «Калашников» Андрей Кирисенко, пистолет разрабатывался с учетом пожеланий бойцов спецподразделения «Альфа». По ряду заявленных характеристик «Стриж» не уступал или даже превосходил знаменитый австрийский пистолет. Однако в итоге «Стриж» не был принят на вооружение и даже не производится в России. Эксперт, знакомый с проектом, на условиях анонимности заявил «Ленте.ру», что «Стриж» — это «итальянский пистолет, который никогда не разрабатывался в России, этот пистолет очень мощно продвигается, но в нем нет ничего, что позволило бы претендовать на лавры "убийцы "Глока"». Сегодня это оружие под названием Strike производится в Италии и продвигается на гражданском рынке Соединенных Штатов.

Еще один пистолет, который разрабатывается по американской схеме, т.е. «с участием лучших стрелков» — это пистолет Лебедева (ПЛ-14) от концерна «Калашников». Его прототип был показан на выставке «Армия 2015». Разработчик Дмитрий Лебедев — ученик известного стрелка, тренера и конструктора спортивного оружия Ефима Хайдурова. В работе над проектом участвует другой известный стрелок — Андрей Кирисенко. Целью проекта заявлено создание нового служебного (боевого) пистолета для полиции, армии и спецслужб, а также вариантов для спортивной практической стрельбы. Создатели обещают удобство, а также высокую надежность и высокий ресурс оружия. Пока эксперты отмечают только интересный эргономичный дизайн прототипа.


Еще больше букаф тут

Такие дела


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments